Новые материалы

К разделу "Аналитические материалы":


К разделу "Новости":


К разделу "Новости":


К подразделу "Пресс-релизы АОКИ":



 

 

 

Ассоциация организаций по клиническим исследованиям (AOKИ)
некоммерческая организация, объединяющая юридических лиц, участников российского рынка клинических исследований.

Главная  >   Проекты нормативно-правовых актов, обсуждения   >  Поправки в закон "О лекарственных средствах"   >  Замечания АОКИ к версии проекта Минздравсоцразвития от 04.07.2008 г


Замечания Ассоциации организаций по клиническим исследованиям (АОКИ)
к проекту Федерального закона
«О внесении изменений в Федеральный закон «О лекарственных средствах»

09.07.2008

1. Абзацем одиннадцатым пункта 37 статьи 1 законопроекта предлагается изложить пункт 5 статьи 37 закона «О лекарственных средствах» в следующей редакции: «Руководитель медицинской организации, проводящей клинические исследования лекарственного препарата, назначает исследователя, ответственного за проведение клинического исследования лекарственного препарата, и имеющего лечебную специальность, соответствующую проводимому клиническому исследованию лекарственного средства, со стажем работы по программам клинических исследований лекарственных препаратов не менее пяти лет».

Согласно действующей редакции закона исследователем (руководителем программы исследований) может быть врач, имеющий стаж работы по программам клинических исследований лекарственных средств не менее двух лет (пункт 1 статьи 39 закона «О лекарственных средствах»).

    Предлагаемое ужесточение требований к квалификации исследователей может нанести серьезный ущерб российскому рынку клинических исследований, находящемуся в стадии развития. Впервые правовая основа для проведения в Российской Федерации клинических исследований, соответствующих требованиям международных стандартов, появилась лишь десять лет назад, с принятием закона «О лекарственных средствах» в 1998 году. За это время Россия смогла заработать определенный авторитет в мире в отношении качества проводимых международных исследований. В частности, российскими и западными экспертами часто отмечается высокая квалификация российских исследователей. Однако, если сравнивать емкость российского рынка клинических исследований, например, с рынком США, то в России на сегодняшний день используется лишь 5% его потенциала.

Введение в этих условиях ужесточения требований к квалификации исследователей приведет к существенному сокращению доступности клинических исследований для российских исследователей, в первую очередь в отдаленных от столицы регионах страны. В частности, в России в силу отмеченной молодости рынка пока недостаточно исследователей, имеющих стаж работы в клинических исследованиях более пяти лет. Найти исследователя с 5-ти летним опытом участия в клинических исследованиях по редким патологиям будет практически невозможно. По нашим оценкам, в результате введения данной нормы рынок действующих исследователей сократится на 25-35%. Невозможно будет открывать новые центры в регионах, где нет исследователей с указанным опытом.
Стоит также отметить, что из 9,500 больничных учреждений России в клинических исследованиях сегодня задействованы лишь 850, то есть более 90% больниц России все еще остаются в стороне от преимуществ, которые дает участие в клинических исследованиях: непосредственный доступ к новейшим инновационным препаратам и передовым стандартам лечения; возможность обмена опытом с иностранными коллегами и оснащения самым современным оборудованием и, наконец, вероятность выздоровления пациентов, считавшихся ранее неизлечимыми. Если данная норма будет введена, то путь в клинические исследования для этих 90% лечебных учреждений России и их пациентов будет закрыт.

Требование о необходимости наличия лечебной специальности, соответствующей проводимому клиническому исследованию, еще больше сократит количество действующих квалифицированных исследователей. Например, в соответствии с предлагаемыми изменениями врачи-терапевты будут лишены возможности принимать участие в большом числе исследований. В рутинной медицинской практике врачи–терапевты занимаются лечением широкого спектра заболеваний, что крайне актуально для регионов России, отдаленных от Москвы и Санкт-Петербурга, где количество врачей, имеющих узкую лечебную специализацию, значительно ниже. В силу отсутствия соответствующего диплома послевузовского образования эти врачи, тем не менее, имеют полное право лечить больных, однако, по представляющимся необоснованными причинам лишаются права принимать участие в исследовании. Пациенты же, в свою очередь, особенно в отдаленных российских регионах, по сути, лишаются права принять участие в исследовании, поскольку не всегда имеют доступ к врачу, имеющему соответствующую лечебную специальность.

Предложение об ужесточении требования к квалификации, по всей видимости, выгодно лишь небольшому количеству исследователей, заинтересованных в том, чтобы международные программы клинических исследований продолжали распределяться внутри узкого круга лиц. К сожалению, такой подход ведет к прямо противоположным результатам, а именно – к высокой концентрации клинических исследований в руках ограниченного количества исследователей и, соответственно, к снижению качества проводимых исследований, а также к росту их стоимости.

Кроме того, предлагаемый подход вступает в противоречие с обсуждаемой в настоящее время стратегией инновационного развития фармацевтической сферы, поскольку вводит фактор, существенно тормозящий развитие важнейшего сектора инноваций – рынка клинических исследований.
Проведение клинических исследований - необходимый и важнейший этап в разработке новых лекарственных средств. Принятие нормы, препятствующей проведению исследований в РФ, неизбежно приведет к замедлению, в том числе, развития отечественной фарминдустрии.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что никаких объективных предпосылок для ужесточения требований к квалификации исследователей российская практика клинических исследований не содержит, поскольку результаты международных исследований, проведенных в России, признаются во всем мире, а значит, их качество удовлетворяет строгим международным требованиям. Так, за более чем десятилетний период проведения инспекций FDA в России, лишь в одном случае потребовались официальные действия, связанные с выявленными инспекцией нарушениями в ходе проведения исследования (OAI – (Official Action Indicated))1. При этом в указанном случае речь шла об исследователе, имеющем более чем пятилетний стаж работы.

Более того, требования к квалификации исследователей, согласно п. 4.4.1 ICH GCP, сводятся к необходимости наличия образования, профессиональной подготовки и опыта, позволяющих исследователю принять на себя ответственность за надлежащее проведение клинического исследований. Данная квалификация оценивается на основе CV (профессиональной биографии) исследователя при этической экспертизе.

Предлагается:
Изложить абзац одиннадцатый пункта 37 статьи 1 проекта в следующей редакции:
«Руководитель медицинской организации, проводящей клинические исследования лекарственного препарата, назначает исследователя, ответственного за проведение клинического исследования лекарственного препарата, и имеющего образование и профессиональную подготовку, соответствующую проводимому клиническому исследованию лекарственного средства, со стажем работы по программам клинических исследований лекарственных препаратов не менее двух лет».

 

2. Абзацами вторым – шестым пункта 37 статьи 1 проекта предлагается ввести классификацию клинических исследований по фазам.

Необходимо отметить, что представленная классификация является относительной. В частности, клинические исследования в международной практике действительно различаются по фазам, однако в силу своей относительности подобное деление не закрепляется на уровне нормативно-правовых актов стран.
Например, предложенное определение 1 фазы как «изучение переносимости у здоровых добровольцев» не применимо (в первую очередь с точки зрения безопасности и этики проведения клинических исследований) для целого ряда онкологических препаратов и препаратов для лечения СПИДа, гепатита. Очень часто исследования по подобным препаратам проводятся в 1 фазе (т.е. в исследованиях, проводимых с целью изучения переносимости) на лицах, больных данными заболеваниями.

Подтверждением неприменимости жесткой классификации и закрепления ее в нормативно-правовых актах является руководство E8 Международной конференции по гармонизации технических требований к регистрации фармацевтических продуктов, предназначенных для применения человеком (International Conference on Harmonization of Technical Requirements for Registration of Pharmaceuticals for Human Use; ICH).
В частности, в пункте 3.1.3. Руководства говорится: «Клиническая разработка лекарств часто описывается как состоящая из 4 временных фаз (I-IV фазы).
Важно признать, что фаза разработки не может служить адекватной основой  для классификации клинического исследования,  так как  один и тот же тип исследования  может совершаться в различных фазах. Необходимо иметь в виду, что концепция классификации по фазам - описание, а не набор требований. Также важно понимать, что временные фазы не подразумевают фиксированный порядок исследований, так как для отдельных препаратов типичная последовательность неприменима, либо в ней просто нет необходимости.
Например, хотя клинико-фармакологические исследования, как правило, проводятся в первой фазе, нередко такие исследования осуществляются  во время проведения  трех других фаз, но  при этом обозначаются как исследования I фазы.»

Предлагается:
Исключить абзацы второй-шестой пункта 37 статьи 1 проекта
либо
Изложить абзацы третий-четвертый пункта 37 статьи 1 проекта в следующей редакции:
«1) установления переносимости у здоровых пациентов или у целевой группы пациентов (в случаях, когда клиническое исследование лекарственного средства с участием здоровых добровольцев нецелесообразно по этическим или научным причинам) (1 фаза);
2) подбора оптимальных дозировок и курса лечения на ограниченной группе пациентов с определенным заболеванием или профилактической эффективности у здоровых пациентов (2 фаза);»

3. Абзацем четырнадцатым пункта 40 законопроекта предлагается изменить редакцию пункта 5 статьи 40 действующего закона «О лекарственных средствах» на следующую:
«5. Не допускаются клинические исследования лекарственных препаратов на несовершеннолетних, за исключением тех случаев, когда исследуемый лекарственный препарат предназначается для лечения несовершеннолетних или профилактики инфекционных заболеваний в детском возрасте, или когда целью клинических исследований является получение данных о наилучшей дозировке лекарственного препарата для лечения несовершеннолетних. В указанных случаях клиническим исследованиям лекарственного препарата на несовершеннолетних должны предшествовать клинические исследования его на совершеннолетних.»

Обращаем внимание, что, значительное число инновационных профилактических препаратов, разрабатываемых в настоящее время, предназначено для предотвращения неинфекционных заболеваний (онкологических болезней, аллергических заболеваний и т.д.). Концепция создания подобных профилактических препаратов предполагает их назначение в детском возрасте, что позволит предотвратить заболевание на протяжении всей жизни индивидуума.
Предполагаемая редакция нормы (предоставление возможности проведения КИ у несовершеннолетних только для лекарственных препаратов, предназначенных для профилактики инфекционных заболеваний в детском возрасте) фактически означает невозможность разработки в России нескольких групп инновационных профилактических средств, имеющих большое значение для системы здравоохранения и общественного здоровья в целом.
 
Предлагается:
Изложить абзац четырнадцатый пункта 40 законопроекта в следующей редакции:
«Не допускаются клинические исследования лекарственных препаратов на несовершеннолетних, за исключением тех случаев, когда исследуемый лекарственный препарат предназначается для лечения или профилактики заболеваний у несовершеннолетних, или когда целью клинических исследований является получение данных о наилучшей дозировке лекарственного препарата для лечения несовершеннолетних. В указанных случаях клиническим исследованиям лекарственного препарата на несовершеннолетних должны предшествовать клинические исследования его на совершеннолетних».

4. Пунктом 38 статьи 1 проекта устанавливается порядок принятия решения федеральным органом исполнительной власти о возможности проведении клинического исследования.
В частности, в закон вводится понятие «государственной экспертизы научной обоснованности и целесообразности проведения клинических исследований лекарственного препарата». Указанная государственная экспертиза выводится за рамки процесса выдачи разрешения о проведении исследования федеральным органом государственной власти, так как осуществляется до обращения заявителя в государственный орган. Считаем, что экспертиза, необходимая для оценки возможности проведения клинического исследования, должна быть частью процедуры, осуществляемой государственным органом при принятии решения о проведении клинического исследования. Учитывая изложенное, предлагаем включить вопросы экспертизы в процедуру принятия решения о проведении клинического исследования. В противном случае вопросы экспертизы остаются неконтролируемыми, а федеральный орган исполнительной власти, в компетенцию которого входит осуществление государственного контроля и надзора в сфере обращения лекарственных средств, не несет никакой ответственности как за процесс организации такой экспертизы, так и за последствия принятия неправильного решения. В частности, согласно тексту проекта, решение государственного органа является чисто техническим, и принимается не на основании оценки планируемого исследования, а на основании наличия у заявителя трех документов: заявления, экспертного заключения и заключения комитета по этике.
Также обращаем внимание, что предлагаемые сроки на получение разрешения (60 календарных дней на государственную экспертизу + 3 рабочих дня на направление экспертного заключения + 10 рабочих дней на выдачу разрешения о проведении исследования) превышают сроки, установленные, например, европейским законодательством. Так, согласно европейской директиве 2001/20/ЕС, срок получения регуляторного одобрения составляет 60 календарных дней. У нас же суммарный срок на получение разрешения составит минимум 78 календарных дней. Учитывая, что сроки получения разрешения на проведение исследований являются значимым вопросом при принятии решения о возможности размещения международных мультицентровых клинических исследований в той или иной стране, снижается инвестиционная привлекательность России.

Предлагается:
Включить государственную экспертизу научной обоснованности и целесообразности проведения клинических исследований лекарственных средств в процесс выдачи разрешения на проведение исследования федеральным органом исполнительной власти, а также сократить суммарный срок на получение разрешения до 60 календарных дней.

1 По данным FDA